Есть ли риск применения позиции ВС РФ по делу Юмакса к Закону о ГКО?

Кадастровая стоимость здания, принадлежащего Обществу «Юмакс», была утверждена в 2014 году в размере 58 млн рублей. В 2016 году решением комиссии по делам об оспаривании кадастровой стоимости признано, что эта кадастровая стоимость определена на основании недостоверных сведений. На основании решения комиссии в декабре 2016 года Правительством Москвы были внесены изменения в акт об утверждении результатов определения кадастровой стоимости, в результате которых кадастровая стоимость здания повышена до 863 млн.


При этом в декабрьском постановлении было предусмотрено, что новое значение кадастровой стоимости применяется ретроспективно с 1 января 2016 года. Данное положение было признано недействующим Решением Московского городского суда от 31.10.2018 по делу N 3а-3533/2018, поскольку постановление ухудшает положение налогоплательщика, и потому ему не может быть придана обратная сила.


Однако налоговая инспекция все равно доначислила Обществу Юмакс недоимку по налогу на имущество организаций за 2016 год, исходя из кадастровой стоимости здания в размере 863 млн рублей. И Верховный суд подтвердил обоснованность такого подхода, оговорившись, что у налогоплательщика есть право в рамках спора с налоговой инспекцией требовать применения рыночной стоимости для целей расчета налога (см. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19.07.2019 N 305-КГ18-17303 по делу N А40-232515/2017)


В результате, хотя Московский городской суд подтвердил, что кадастровая стоимость в размере 863 млн вступает в силу только после 2016 года, однако Верховный суд фактически санкционировал её применение и в 2016 году, сказав, что в данном случае должен применяться расчетный путь определения налогов (пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ), базой для которого должна служить достоверная кадастровая стоимость в размере 863 млн рублей или установленная рыночная стоимость.


Это дело было уже неоднократно прокомментировано на страницах журналов. Почему мы вспомнили о нем сейчас? Потому что возник вопрос, насколько применима позиция Верховного суда к действующему регулированию, предусмотренному в ст. 18 Закона о кадастровой оценке.


Напомним, что ст.ст. 378.2, 391, 403 Налогового кодекса РФ не содержат специальных норм, регулирующих действие во времени кадастровой стоимости, определенной в результате исправления ошибок, и лишь отсылают в этой части к законодательству о кадастровой оценке. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 18 Закона о кадастровой оценке кадастровая стоимость, увеличенная в результате исправления ошибки, действует лишь с 1 января следующего года[1]. Казалось бы, это однозначно свидетельствует о том, что позиция Верховного суда по делу Юмакс неактуальна и увеличенное значение кадастровой стоимости может применяться лишь с учетом гарантий ст.5 Налогового кодекса РФ, воплощенных в положениях п. 2 ч. 2 ст. 18 Закона о кадастровой оценке.


Однако необходимо подчеркнуть, что, и разрешая дело Юмакса, Верховный суд принимал во внимание позицию Московского городского суда, согласно которой новые увеличенные значения кадастровой стоимости вступили в силу лишь после 2016 года. Тем не менее, Верховный суд посчитал невозможным применение в 2016 году кадастровой стоимости в размере 58 млн рублей по двум причинам:


  1. Эта кадастровая стоимость является недостоверной и потому не может быть признана надлежащей стоимостной характеристикой и «более не может применяться для целей налогообложения».

  2. Эта кадастровая стоимость почти в 15 раз ниже достоверного значения кадастровой стоимости, что свидетельствует о её «заведомой некорректности», о которой «не мог не знать налогоплательщик». Поэтому у последнего не могли возникнуть правомерные ожидания, связанные с применением заведомо недостоверного значения кадастровой стоимости, и он не мог использовать данное значение при планировании своей хозяйственной деятельности.


И, как следствие невозможности применения недостоверной кадастровой стоимости, Верховный суд переходит к расчетному способу определения налога на имущество за 2016 год, исходя из достоверной кадастровой стоимости или рыночной стоимости.


Таким образом, первичный вывод Верховного суда состоит в том, что не может применяться для целей расчета налогов заведомо недостоверная кадастровой стоимость. Нетрудно понять, что этот вывод принципиально может быть применен и к действующему регулированию, предусмотренному ст. 18 Закона о кадастровой оценке. Хотя в силу п. 2 ч. 2 ст. 18 Закона о кадастровой оценке новое достоверное значение кадастровой стоимости и должно применяться с 1 января следующего года, но это не снимает проблемы определения налоговой базы на основании заведомо недостоверного значения кадастровой стоимости в текущем году, когда было принято решение об исправлении ошибки. Тогда не исключено, что, принимая во внимание логику Верховного суда, и с учетом п. 2 ч. 2 ст. 18 Закона о кадастровой оценке следует прийти к выводу, что уже в год, когда была исправлена заведомо недостоверная кадастровая стоимость, она не может применяться для целей расчета налогов, а налог на имущество должен определяться расчетным путем исходя из достоверного значения кадастровой стоимости или рыночной стоимости.


Однако необходимо сделать две оговорки:


1. Нам не известны случаи, когда бы позиция Верховного суда по делу Юмакса фактически была применена к кадастровой стоимости, определенной по Закону о кадастровой оценке. Поэтому в данном случае мы говорим лишь о возможности и риске такого применения, исходя из системы аргументов, использованных Верховным судом.


2. Мы считаем позицию Верховного суда по делу Юмакса ошибочной, искажающей суть расчетного метода определения налогов и противоречащей подходу Конституционного суда, выраженному в Постановлении от 28.02.2019 N 13-П (по делу общества «Парус»). Если она так и не будет применена к Закону о кадастровой оценке, несмотря на наличие достаточных к тому предпосылок, то это будет лишь подтверждать исключительно ситуативный характер данной позиции, обусловленной решением бюджетных задач, стоящих в тот момент.


_______________________________________________ [1] Исключения предусмотрены для случаев исправления в сторону увеличения кадастровой стоимости, определенной в порядке ст. 16 Закона о кадастровой оценке. Она применяется с момента внесения её в ЕГРН (п. 5 ч. 2 ст. 18 Закона о кадастровой оценке). Однако эти ситуации сейчас мы оставляем за скобками.

 

Поиск по тегам: