Индивидуализация иска об оспаривании кадастровой стоимости интересом истца

Кадастровая стоимость нежилого помещения, принадлежащего Обществу, была утверждена в размере 104 млн рублей и начала применяться с 1 января 2020 года. В апреле 2021 года кадастровая стоимость была исправлена бюджетным учреждением в порядке ст. 21 Закона о кадастровой оценке до 72 млн рублей. Новое значение кадастровой стоимости внесено в ЕГРН 11 июня 2021 года, но с учетом положений ст. 18 Закона о кадастровой оценке начало применяться ретроспективно с 1 января 2020 года.


В июне 2021 года Общество обратилось в суд за оспариванием кадастровой стоимости в размере 104 млн рублей, приложив отчет об оценке, в соответствии с которым рыночная стоимость помещения составила 28 млн рублей.


Суд квалифицировал заявленные требования в качестве оспаривания архивной кадастровой стоимости, поскольку на момент рассмотрения дела кадастровая стоимость в размере 104 млн рублей была заменена в ЕГРН на кадастровую стоимость в размере 72 млн рублей. При этом Общество не уточнило заявленные требования на оспаривание кадастровой стоимости в размере 72 млн рублей.


В результате суд удовлетворил иск, однако определил период применения нового значения кадастровой стоимости с 1 января 2021 года по 11 июня 2021 года (дата внесения в ЕГРН сведений об исправленной кадастровой стоимости в размере 72 млн рублей). Суд апелляционной инстанции согласился с вынесенным решением, отметив следующее:


Учитывая указанное обстоятельство ООО "КарелЭнергоРемонт" вправе был претендовать на перерасчет налоговых платежей по объекту недвижимости с кадастровым номером N исходя из установленной кадастровой стоимости объекта 72 [млн] рублей, за период с 1 января 2020 года по 11 июня 2021 года - даты внесения в ЕГРН сведений о кадастровой стоимости нежилого помещения в размере 72 [млн] рублей.
Однако, поскольку настоящим решением суда архивная кадастровая стоимость нежилого помещения с кадастровым номером N установлена в размере 28 [млн] рублей, то с 1 января 2020 года до даты внесения в ЕГРН сведений о кадастровой стоимости в размере 72 892 377,86 рублей (11 июня 2021 года) будут применяться сведения о кадастровой стоимости объекта в размере 28 [млн] рублей.

Данное решение суда ошибочно и внутренне противоречиво.


Оспаривание кадастровой стоимости представляет собой уточнение результатов массовой оценки. Налогооблагаемая рыночная стоимость не может действовать во времени дольше, чем применялась бы неоспоренная кадастровая стоимость. Поэтому, например, согласно п. 5 ст. 378.2 НК РФ сведения о налогооблагаемой рыночной стоимости, учитываются при определении налоговой базы не ранее даты начала применения для целей налогообложения сведений об изменяемой кадастровой стоимости. Когда речь идет об оспаривании архивной кадастровой стоимости налогооблагаемая рыночная стоимость также не может применяться дольше, чем применялась бы неоспоренная кадастровая стоимость. Поэтому границы действия во времени налогооблагаемой рыночной стоимости точно совпадают с границами действия во времени оспоренной архивной кадастровой стоимости.


Исходя из фабулы дела, имели место два значения кадастровой стоимости:

  • 104 млн рублей – утверждена по итогам массовой оценки, была исправлена в порядке ст. 21 Закона о кадастровой оценке, оспорена Обществом.

  • 72 млн рублей – была определена по результатам исправления ошибки вместо значения в 104 млн рублей, внесена в ЕГРН 11 июня 2021 года, применяется ретроспективно с 1 января 2020 года.


В течение какого срока применялась оспариваемая кадастровая стоимость в размере 104 млн рублей? Никакого. Поскольку исправленное значение кадастровой стоимости применяется ретроспективно с 1 января 2020 года, то после состоявшегося исправления кадастровая стоимость в размере 104 млн рублей не применялась ни одного дня для целей расчета налогов. С 1 января 2020 года для целей расчета налогов применялась только кадастровая стоимость в размере 72 млн рублей.


Поэтому, поставив во главу угла довод о том, что Обществом оспаривается именно кадастровая стоимость в размере 104 млн, суд должен был прийти к выводу, что налогооблагаемая рыночная стоимость в размере 28 млн рублей не должна применяться вовсе. Обозначение судом в качестве периода её применения срока с 1 января 2020 года по 11 июня 2021 года, то есть времени, когда кадастровая стоимость в размере 104 млн рублей фактически использовалась для расчета налогов, необоснованно, поскольку после исправления в этот период применялось уже иное значение кадастровой стоимости – 72 млн рублей. Такой подход суда фактически привел к тому, что оспоренным оказалось значение в 72 млн рублей, но по необъяснимой причине лишь в ограниченной временной перспективе.


Правильным ли будет решение, при котором суд установит рыночную стоимость в размере 28 млн, но констатирует, что оно не должно применяться, поскольку не применялась оспоренная архивная кадастровая стоимость? Нет. И это чувствуют суды обеих инстанций, но ошибочно видят выход в том, чтобы установить период действия налогооблагаемой рыночной стоимости соответствующим сроку, когда оспоренная кадастровая стоимость фактически использовалась для расчета налога в прошлом.


Правильным же будет применить концепцию интереса как способа индивидуализации иска (подробнее см. Кашкарова И.Н. Индивидуализация иска в гражданском судопроизводстве: диссертация ... кандидата юридических наук: 12.00.15 / Ин-т государства и права РАН. - Санкт-Петербург, 2015. С. 82-125[1]). Интерес Общества состоял в уточнении кадастровой стоимости, определенной методами массовой оценки путем его приведения в соответствие с рыночной. При этом Общество было заинтересовано в уточнении кадастровой стоимости, определенной по состоянию на 1 января 2019 года и применявшейся с 1 января 2020 года. Таковых значений кадастровой стоимости было одновременно два: 104 млн и 72 млн. Поэтому оспаривание обеих стоимостей охватывалось интересом Общества, лежащим в основании заявленного иска. Поскольку с 1 января 2021 года для целей расчета налогов применялась кадастровая стоимость в размере 72 млн рублей, то только её пересмотр позволял обеспечить защиту интересам Общества, лежащим в основании иска. Следовательно, заявив требование об оспаривании кадастровой стоимости в размере 104 млн рублей, Общество фактически оспорило и кадастровую стоимость в размере 72 млн рублей.


Таким образом, если Общество в ходе судебного разбирательства не возражало прямо или иным образом не демонстрировало признаки того, что оно не заинтересовано в оспаривании кадастровой стоимости в размере 72 млн рублей, то у суда были достаточные основания рассматривать заявленный иск, как иск об оспаривании кадастровой стоимость в размере 72 млн рублей.


С учетом изложенного суду следовало удовлетворить заявленный иск и установить период действия кадастровой стоимости в размере 28 млн рублей с 1 января 2020 года без ограничения, связанного с прекращением её действия 11 июня 2021 года.


Об иной ситуации, где Верховный Суд РФ расширил предмет иска вопреки буквальному содержанию заявленных требований – см. Оспаривание кадастровой стоимости объектов, не указанных в иске, как восполнение пробела (ВС РФ)


Реквизиты судебного акта: Апелляционное определение Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 05.10.2021 N 66а-1246/2021

 

[1] http://igpran.ru/prepare/a.persons/Kashkarova/Kashkarova-diss.pdf

 

Поиск по тегам: