Первенство существа над формой в институте кадастровой оценки

В апелляционном определении Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 09.09.2020 № 66а-920/2020, была поставлена важная проблема гибкости процессуальной формы. Суд анализировал, может ли процессуальная форма, предназначенная для защиты интереса заявителей в правильном определении кадастровой стоимости, применяться с учетом ее цели, а не буквального содержания.


Основой для рассуждений суда на данную тему стали следующие фактические обстоятельства:


1. Гражданин, полагая, что при проведении ГБУ государственной кадастровой оценки были допущены ошибки, обратился в ГБУ с заявлением об исправлении ошибок. Требования заявителя были частично удовлетворены.


2. Не согласившись с частичным удовлетворением требования, гражданин обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения ГБУ в порядке главы 25 КАС.


3. Суд первой инстанции оставил заявление без рассмотрения в связи с несоответствием заявления положениям ч. 1 ст. 248 КАС.


Для понимания позиции суда первой инстанции необходимо вспомнить содержание ч. 1 ст. 248 КАС. Данная норма устанавливает два основания для пересмотра результатов определения кадастровой стоимости:

  1. недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости;

  2. установление в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую установлена его кадастровая стоимость.


Среди оснований пересмотра действительно отсутствует такое основание как принятие ГБУ незаконного решения по обращению заявителя. Идея строгости процессуальной формы стала основой для вывода суда о невозможности рассмотрения заявления гражданина по главе 25 КАС. Согласно ч. 2 ст. 248 КАС если предмет административного искового заявления по существу не соответствует одному из оснований, указанных в части 1данной статьи, суд оставляет заявление без рассмотрения.


Апелляционный суд не согласился с позицией суда первой инстанции. В основу аргументации апелляционного суда были положены следующие доводы:

  1. Согласно позиции постановления Пленума от 30 июня 2015 г. № 28 об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости любое требования, возможным результатом удовлетворения которого является изменение кадастровой стоимости, включая оспаривание решений и действий ГБУ, подлежит рассмотрению судом в порядке главы 25 КАС РФ (п. 1, 2).

  2. Законом о ГКО предусмотрено право гражданина или юридического лица в судебном порядке оспорить решение ГБУ, принятое по его заявлению об исправлении ошибок, допущенных при определении кадастровой стоимости (п. 22 ст. 21 Закона);

  3. Отсутствие в процессуальном законодательстве специальной нормы, устанавливающей процедуру разрешения требования об оспаривании решения ГБУ, не может являться препятствием для реализации конституционного права лица на судебную защиту и разрешения спора компетентным судом;

  4. Положения КАС допускают возможность применения процессуального законодательства по аналогии закона либо по аналогии права (ч. 4 ст. 2). Положениями, подлежащими применению по аналогии должны быть признаны нормы главы 25 КАС.

Комментарий к позиции суда

Следует согласиться с позицией суда о единстве процессуальной формы (главы 25 КАС) для всех требований, в результате которых судом может быть принято решение об изменении кадастровой стоимости. В то же время данная ситуация явно не требовала перехода на уровень конституционно-правовой аргументации о праве граждан на судебную защиту и применения процессуального закона по аналогии.


Источником правильного ответа на поставленный в судебном акте вопрос может служить сам закон.


Как уже было отмечено согласно ч. 2 ст. 248 КАС суд оставляет заявление без рассмотрения, если предмет административного искового заявления по существу не соответствует одному из оснований, указанных в части 1данной статьи. Сделанный в законе акцент на существо административного искового заявления явно свидетельствует о том, что сам закон противится его буквальному и формальному применению. Существо требований, которые могут быть заявлены по главе 25 КАС, состоит в защите интереса граждан и юридических лиц в правильном определении кадастровой стоимости.


Любое требование, которое направлено на защиту данного интереса, в том числе требование об оспаривании решения ГБУ, должно разрешаться в специально предназначенной для этого процессуальной форме – по главе 25 КАС.


Стабильная позиция судебной практики о единстве процессуальной формы для всех требований, связанных с изменением кадастровой стоимости, может служить основой для прогнозирования процессуального порядка реализации новых способов защиты.


Например, в 2020 году была введена новая процедура установления кадастровой стоимости в размере рыночной, которую реализуют ГБУ по заявлению граждан и физических лиц (ст. 22.1 Закона о ГКО). Закон не предусмотрел какую-либо конкретную процессуальную форму для защиты прав граждан и юридических лиц, которые могут быть нарушены в новой процедуре. С учетом того, что институт установления кадастровой стоимости в размере рыночной также предполагает возможность изменения кадастровой стоимости, оспаривание решений ГБУ и иные требования, вытекающие из нового института, должны рассматриваться судом в порядке главы 25 КАС.


Реквизиты судебного акта: Апелляционное определение Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 09.09.2020 № 66а-920/2020

 

Поиск по тегам: