Первенство существа над формой в институте кадастровой оценки

В апелляционном определении Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 09.09.2020 № 66а-920/2020, была поставлена важная проблема гибкости процессуальной формы. Суд анализировал, может ли процессуальная форма, предназначенная для защиты интереса заявителей в правильном определении кадастровой стоимости, применяться с учетом ее цели, а не буквального содержания.


Основой для рассуждений суда на данную тему стали следующие фактические обстоятельства:


1. Гражданин, полагая, что при проведении ГБУ государственной кадастровой оценки были допущены ошибки, обратился в ГБУ с заявлением об исправлении ошибок. Требования заявителя были частично удовлетворены.


2. Не согласившись с частичным удовлетворением требования, гражданин обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения ГБУ в порядке главы 25 КАС.


3. Суд первой инстанции оставил заявление без рассмотрения в связи с несоответствием заявления положениям ч. 1 ст. 248 КАС.


Для понимания позиции суда первой инстанции необходимо вспомнить содержание ч. 1 ст. 248 КАС. Данная норма устанавливает два основания для пересмотра результатов определения кадастровой стоимости:

  1. недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости;

  2. установление в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую установлена его кадастровая стоимость.


Среди оснований пересмотра действительно отсутствует такое основание как принятие ГБУ незаконного решения по обращению заявителя. Идея строгости процессуальной формы стала основой для вывода суда о невозможности рассмотрения заявления гражданина по главе 25 КАС. Согласно ч. 2 ст. 248 КАС если предмет административного искового заявления по существу не соответствует одному из оснований, указанных в части 1данной статьи, суд оставл